Снова здорова

22 марта 2012 года

Скажем сразу: PROспорт вступать в панику по случаю неудач сборной России в Рупольдинге не намерен. Злиться на погоду и австрийских смазчиков-вредителей — тоже. Две скромные бронзы чемпионата мира — еще не повод объявлять апокалипсисом такой сезон. Ну кто, скажите, ждал кубковых подиумов от Лапшина и Малышко? Да кто вообще их знал до старта сезона? А кто верил, что вечный лузер Маковеев научится стрелять на ноль и выигрывать гонки? Новая, по сути, команда провела ровный и неожиданно боевой сезон. И это, кажется, ценнее отдельно взятого провального  чемпионата.

На женской половине сборной, приглушив причитания над сверхнагрузками мучителя Пихлера, тоже можно разглядеть позитивное. Суперсерия Зайцевой из восьми подиумов подряд, возвращение на топ-уровень Булыгиной, первые «цветы» Глазыриной. И, разумеется, Ольга Вилухина — самое важное, что случилось с командой в этом сезоне. За зиму она провела 22 гонки Кубка мира, выиграла с командой две эстафеты, девять раз финишировала в десятке, а в Рупольдинге доехала до первого в карьере личного подиума. И в этом случае, вспоминая лестные авансы успешной юниорке в 2009-м и два пустых сезона следом, уместно добавить «наконец-то».

Попытка №1

Поначалу у спортсменки Вилухиной все шло гладко. Правильно и скучно: лыжная секция, в 16 лет перевод в биатлон, юниорские медали. Потом случился 2009-й. На чемпионате Европы в Уфе Ольга собрала все золото в своем возрасте, заслужив приглашение на этап Кубка мира в Ханты-Мансийск. В первой же гонке заняла высокое шестое место и к лету оказалась на подготовке в главной команде. В олимпийский, между прочим, сезон. «В тот год столько всего произошло, — вспоминает Ольга. — Я попала в восемь лучших спортсменок страны. Плюс Новосибирск предложил хорошие условия, квартиру в собственность, и я переехала жить в другой город, а это для меня тоже большой стресс. В общем, не смогла я сразу все по полочкам в голове уложить — «забудь все, надо дальше работать». Вот и получилось, что вспорхнула высоко и больно упала».

На сборе в немецком Оберхофе, откуда Ольга писала читателям Sports.ru про чернику и отстрел новых патронов, с ней случилась катастрофа. На фоне высокогорья и жары у спортс¬менки сильно поднялся гемоглобин и стала сворачиваться кровь. Правда, поняли это не сразу. На одной из тренировок ей стало плохо — пришлось остановить проезжавшую мимо машину, чтобы скорее добраться до отеля. Через пару дней Вилухину с температурой под 40 отправили в больницу. Минус две недели подготовки, нудное восстановление — и в результате на контрольных стартах перед сезоном Ольга отобралась только на Кубок Европы. Чтобы оттуда попасть в олимпийский состав, надо быть настырной Богалий-Титовец, а Ольге все время не везло. То номер забудет наклеить — дисквалифицируют, то еще какой-то курьез, то заболеет. До победы ей часто не хватало совсем чуть-чуть. Тренеры сборной это «чуть-чуть» не учли — Вилухина осталась смотреть ванкуверские гонки по телевизору. «Плакала. Такие планы были  грандиозные!»

 

 

Попытка №2

Прошлый сезон снова обещал сделать из Вилухиной если не звезду, то хотя бы основного «игрока» сборной. Она прошла всю летне-осеннюю подготовку с главной командой, пару-тройку раз появилась в журналистских рейтингах самых талантливых биатлонисток мира и… пропала. Четыре гонки в Кубке мира — 2010/11 — 21-я, 24-я, 46-я и 63-я, — и Вилухина отправилась домой. «Переживала очень, — вздыхает Ольга спустя год. — В голове не укладывалось, что возвращаюсь на тот уровень, откуда вроде бы уже  поднялась».

Журналисты теребили Хованцева — куда, мол, дели молодое дарование? А он искренне разводил руками. Объяснял, что нагрузки юной спортсменке давали щадящие, биохимию проверяли регулярно, но на тестовых стартах у Вилухиной было три остановки — видимо, говорил он, какой-то внутренний лимит организма. «Думаю, мы мало работали в тот год, все делали по плану, но этого было мало, — отвечает тренеру Ольга. — Промашка была с августа. Мы, образно говоря, еще пешком ходили, когда уже должны были перейти на высокие нагрузки. На собраниях спрашивали старшего тренера, почему, например, прыжковой имитации всего по 50 минут, а раньше было по два часа, а он нас успокаивал: не спешите, девочки, пик формы наступит как раз к чемпионату мира. У более опытных спортсменок наработан большой багаж тренировок, их уже сейчас как ни тренируй, они все равно будут хорошо выступать. А в моем возрасте нужно добирать работу, чтобы расти».

Запутавшись в собственных переживаниях и несчастливых обстоятельствах вроде снегопада на старте в Хохфильцене, Ольга похудела на восемь килограмм. Ни желания, ни сил тренироваться. Молодой человек (он же — личный тренер) всерьез предлагал взять паузу на сезон-другой, заняться семьей, но к такому варианту Ольга была не готова: «Я чувствовала, что мне нужно реализоваться как спортсменке. И в то же время после 43-го места на первенстве России поняла, что необходимо остановиться, подумать и как-то отцепить прошлое».

В феврале Ольга уехала к друзьям в Алма-Ату. Провела там две недели чудесного неспортивного отпуска и по совету знакомых попала к целителю Кадырбаю. «Он простым общением вытянул меня из состояния апатии, — рассказывает Ольга. — Я сама не понимала, почему так происходит, но потихоньку стала набирать вес. Кадырбай объяснил, что мой организм в какой-то момент устал, остановился и перешел в режим ожидания. Его нужно было заново запустить. И у Кадырбая это получилось. Не зря мне рассказывали истории, как он людей с инвалидного кресла поднимал. Домой я вернулась, полностью пересмотрев свое отношение к происходящему. Ну, не сложилось — надо идти дальше, а не тратить напрасно свои нервы. Наверное, я просто не в то время попала в команду, и бог, останавливая меня какими-то проблемами со здоровьем, отводил от чего-то более опасного. Мы с Аней Булыгиной (после Олимпиады в Ванкувере, где она стала четвертой в спринте, но не попала в эстафетную четверку, Булыгина на два года выпала из Кубка мира. — PROспорт) как-то обсуждали наши истории. По сравнению с ней, думаю, мне попроще — я все же не так высоко забралась».

 

 

Попытка №3

С новым главным тренером женской сборной Вольфгангом Пихлером Вилухина познакомилась лишь в августе, когда на сборе в Рупольдинге пересеклись команды «А» и «Б». К тому времени руководство федерации уже заявило курс на ротацию и честный отбор, и немец устраивал контрольные расширенному составу. «Этим летом у меня мозоли на руках не проходили. Было чрезмерно тяжело, выжимала из себя все, но выдерживала, — говорит Ольга. — Помню подъем в гору на роллерах — 5 км, три повторения, контур уклона 20–25%. Раньше у нас такого не было. И такой интенсивной работы в тренажерном зале тоже. Но было интересно. Например, поднимаемся в течение часа на гору Раушберг в Рупольдинге. Бежим в среднем темпе где-то полчаса, и вдруг — бах — объявляется промежуточный финиш и надо ускориться. Победителю — приз за ужином, бутылка вина. Правда, я летом победителем не была».

Но это на тренировках, а на летнем чемпионате России Вилухина стала второй в индивидуальной гонке, показав вторую скорость после Зайцевой, выиграла масс-старт и очутилась в начале очереди за путевками на Кубок мира. Их распределили по справедливости, и Ольга снова отправилась путешествовать по зимней Европе: «За месяц по пять стран меняем. А как-то раз завтракали в Италии, обедали в Австрии, а ужинали в  Германии».

 

Нынешний сезон Вилухина наконец проводит так, как и положено талантливой дебютантке, — азартно зарабатывает цветы и очки (перед финальным этапом — 10-я в общемировом зачете). Два года назад, не случись непредвиденного сбоя, в придачу к кубковым радостям она могла бы стать олимпийским призером, но, скорее, по счастливой случайности. А в бронзе Рупольдинга — чистая спортивная логика. «Прошлого не вернуть, — размышляет Ольга за 10 дней до старта чемпионата. — Но у него можно многому научиться. Теперь я иначе отношусь к тренировкам, осмысленнее выполняю задания. На собственном опыте знаю, что только тяжелая работа даст результат».

 

 

Кулинарный поединок

Ольга Вилухина кроме биатлона

«У меня с юности был комплекс, что я не умела готовить, — с родителями ведь жила. Сколько раз просила маму научить, а она отвечала: на­учишься, когда семья будет. Я обижалась. Ну как так?! Даже поварешку держать не умею. Но она оказалась права. В Новосибирске за несколько месяцев на кухне освоилась. Поначалу по подаренной мамой кулинарной книжке готовила, а теперь у меня в «айфоне» несколько тематических приложений. Люблю экспериментировать, готовить с вдохновением. Мне и печь нравится, и плов делать — за папой тянусь, он у меня мастер в этом деле, — и манты лепить. Первое время у меня не получалось пельменное тесто. Я психовала, а мой молодой человек мудро заметил, что так вообще ничего не выйдет — тесто нервных не любит. Я всегда готовлю много еды — как мама в моем детстве. Но нас-то в семье пока всего двое, так что приходится соседей звать, чтобы все съесть».

«Не люблю кошек — у меня на них аллергия. Зато мне нравятся сурикаты, я про них много читала. Такие милые (и, кстати, гипоаллергенные) создания, кажутся беззащитными, но на самом деле достаточно агрессивные. Такого дома держать сложно — бардак обеспечен. Когда-нибудь заведу собаку — порода джек-рассел-терьер мне нравится».

«Однажды в Абзаково каталась на горных лыжах. Зачем-то полезла сразу на черную трассу. Вроде поняла технику и все получалось, но на одном из поворотов меня выкинуло — больно упала на бедро. С тех пор на горные лыжи не вставала. Зато обожаю играть в русский биль­ярд. И у меня хорошо получается. Как-то обыграла знакомого, он пожал руку и отшутился: «Понятно, чем вы занимаетесь на сборах». Своего молодого человека еще не обыгрывала, и меня это злит».

«Мне очень понравилась Алма-Ата. Красивый современный город, много высотных зданий. Хороший биатлонный комплекс к Азиатским играм построили. Еще запомнился один ресторанчик, где мы заказывали шашлык, а нам принесли хачапури — и это было безумно вкусно! Хочу туда вернуться. И очень сильно, прям до слез, хочу домой, в Межгорье. Не была там полтора года. Родители и сестра приезжали на чемпионат России в Уфу на несколько часов, но этого катастрофически мало. Да и по городу я скучаю. Там такой воздух, такая природа красивая! Маленькая Швейцария. Из окна нашей квартиры видна самая высокая гора Урала Ямантау. Зимой она вся белая. Еловый лес. Правда, теперь, если поеду, придется пропуск заказывать — у нас же закрытый город, над ним и самолеты не летают. И в Новосибирск хочется. Там уже тоже за три года обжилась. У меня вообще так по жизни: если я принимаю для себя кого-то или что-то, то это  навсегда».

Автор: Наталия Калинина

Фото: Ольга Лахтюк

PROспорт

Понравилась статья? Поделись с друзьями: