«Шансов нет»: экс-президент СБР Драчев не увидел будущего у российского биатлона

4 марта 2021 года

Российские биатлонисты не очень удачно выступили на завершившемся недавно в Поклюке чемпионате мира, завоевав всего одну бронзовую медаль в мужской эстафете. В четверг, 4 марта, стартует очередной этап Кубка мира, и хотя мы по-прежнему ждем от наших спортсменов медалей, уже понятно, что сезон для сборной получился провальным. Свой взгляд на причины такого исхода и идеи по преодолению кризиса изложил в разговоре с «МК-Спорт» бывший президент Союза биатлонистов России Владимир Драчев.— Владимир Петрович, печальные итоги чемпионата мира, на ваш взгляд, — это катастрофа и провал или все-таки неудачное стечение  обстоятельств?

— Это провал, но не полный — все-таки медалька есть. Она очень тяжело далась, и это подарок российской мужской команде за труды. Хотя общая ситуация крайне негативная, все увидели, как не готова была наша команда к чемпионату мира.

— В сборной каждый год меняется тренерский штаб. Это перечеркивает работу всех предыдущих тренеров? Что происходит в такой ситуации с командой?

— Плохо, что в 2020 году поменяли тренерский штаб целиком, надо было прежним специалистам работать до Олимпиады. Они работали по определенной программе, подбирали молодых спортсменов, и даже угадывался некий прогресс. Сейчас шансов на медали в индивидуальных гонках не было никаких, вся надежда была на эстафеты, но и они не получались! В одной единственной эстафете, где получилось попасть на подиум, французы на сделали подарок в виде штрафного круга.

— Хорошо, а сейчас после неудачного сезона что делать — снова менять тренеров или дать возможность им поработать и попытаться добиться какого-то результата?

— Глобально ничего не поменяется. Можно поменять тренеров, можно оставить тех же. Рыба гниет с головы. Голову надо менять, и тогда будет  результат.

— Вы про руководство Союза биатлонистов России?

— В том числе, конечно. В первую очередь.

«Самоподготовка — путь на пенсию»

— Как вы считаете, есть необходимость в должности главного тренера сборной? Не все специалисты согласны, что такая фигура нужна.

— Сложный вопрос. С одной стороны, главный тренер — это человек, который ведет всю работу в вертикали сборных: юниорской, молодежной и основной команды. Он ездит с юниорами и молодежью, помогает тренерам, поддерживает, аккумулирует процесс на себе. Но мы понимаем также и другое — какое огромное стремление было у Польховского Валерия Николаевича стать главным тренером. Он и устроил этот бардак этом плане главный тренер он аккумулирующий человек, который опытный, знает, прошел много, и ситуация должна быть — если всё хорошо идет, не вмешиваться; как только он видит, что что-то не так, тогда уже вносить какие-то корректировки. Почему были сделаны перемены, мы понимаем, там очень огромное стремление было Польховского Валерия Николаевича, который в принципе весь этот бардак в Союзе биатлонистов России и устроил. То, что происходит сейчас, в том числе, и его вина. Он, Майгуров (Виктор Майгуров — нынешний президент СБР — прим. ред.) и еще многие люди и ответственны за этот провал.

— А старшие тренеры сборных Михаил Шашилов и Юрий Каминский? Как оцените их работу?

— Они достаточно профессиональные тренеры, умеют работать и индивидуально с каждым, и в команде. Умеют находить таланты — вон сколько молодых девочек Шашилов воспитал! Оставить их — это была вынужденная мера, чтобы не дать Польховскому поставить своих, непонятно кого со стороны. Но сейчас я бы не сбрасывал этих тренеров со счетов. Каминский и Шашилов могут работать и должны работать. Когда я уходил, то сказал им, чтобы взяли те материалы, которые были наработаны за два года, всю аналитику по стрельбе, по функциональной подготовке. Ведь огромная работа была проведена с молодежью, с этим составом, который сейчас есть. И надеюсь, на следующий год те же Каминский и Шашилов сумеют найти подход к каждому спортсмену.

— Одной из главных причин неудачного выступления сборной сейчас называют индивидуальную подготовку биатлонистов. Вы согласны? Считаете, что нужно вернуться к идее централизованной подготовки?

— И индивидуальная подготовка помешала, все эти неразберихи с последним сбором. Польховскому обязательно надо было, чтоб они поехали в Поклюку, у него были уже какие-то обязательства. Для результата нужно было одно, Польховскому — другое. Все стали заложниками этой ситуации, в которой главный тренер помешал работе команды. И однозначно, нужно возвращаться к централизованной подготовке. Когда Антон Шипулин уходил на самоподготовку, то в конечном итоге и он потерял в результатах, и вся команда. Сейчас такая же ситуация с нашим лидером Александром Логиновым. Когда лидер уходит тренироваться отдельно, в команде теряется лидер, а значит, теряет и команда. Мы все это уже проходили, но постоянно наступаем на те же самые грабли. Самоподготовка — это путь уже на  пенсию.

«Союз биатлонистов — это «Титаник»

— Больше всего удивляет, что уже несколько лет все говорят об одном и том же: нужно навести порядок, не нужно менять тренеров каждый год, нужно определиться со стратегией, подтягивать молодежь. Но меняются тренеры, меняется руководство, меняется структура управления и в конечном счете мы снова сталкиваемся с плохими результатами. Какой должна быть, с вашей точки зрения, модель управления биатлоном, чтобы он стабильно развивался в России? Не стремительно вверх, но стабильно.

— Шансов на то, что будет стремительный подъем, практически нет. Слишком многое нужно сделать для стремительного движения вверх. Необходима полная реконструкция Союза биатлонистов России, потому что он уже как «Титаник» с пробоиной, но мы все еще пытаемся его куда-то тащить. Это уже не работающий орган. Мы сильно отстали в профессиональности наших тренеров, в знании современных методик. Биатлон изменился сильно, и каждый тренер должен вместе с биатлоном расти, а в нашей стране этого не происходит, к сожалению. Мы пытались поднимать квалификацию тренеров, внедрить новые методики, показать, как работают норвежцы или шведы. Но это не быстрый процесс, к тому же он оказался совершенно не нужен тем людям, которые сейчас находятся у власти в СБР.

— Как можно оперативно все исправить, чтобы изменить ситуацию к лучшему до Олимпийских игр в Пекине?

—Если есть желание работать, то всегда можно найти возможность для того, чтобы исправить ситуацию. Но, судя по всему, у руководства нет никакого желания, они просто отсиживаются. Посмотрите любое интервью главного тренера или президента! Это полное отсутствие здравого смысла: «Сделаем анализ, проведем…» Уже народ смеется. Сдайте вы эти все анализы наконец! Поэтому в первую очередь нужно совместно с министром спорта навести порядок в Союзе биатлонистов России. Потому что там такой бардак! Это уже просто позор!

«Фуркад в Пекине не поможет»

— А как вы отнеслись к предложению привлечь Мартена Фуркада в качестве тренера?

Рафаэль Пуаре, Уле-Эйнар Бьорндален, Мартен Фуркад — это высочайшие люди, таланты, мировые звезды в биатлоне. У них фантастический опыт, и такой у нас мало у кого есть. Но! Этот опыт на данный момент у нас сложно будет прижить. Поэтому Фуркад не может быть главным тренером, но рабочим тренером, консультантом или еще каким-то специалистом — почему нет? Он может привнести в работу те новые веяния, которых у нас нет с тех пор, как мы утратили контакт с IBU. У нас ведь нет взаимодействия, взаимоотношений ни с одной страной мира. Поэтому мы варимся сами у себя и пытаемся добиться чего-то устаревшими методами. И приход таких людей, как Фуркад, может дать сумасшедший толчок в будущем, но на результаты ближайших Олимпийских игр вряд ли повлияет, потому что молодежь должна вырасти при новых методиках, должен завершиться какой-то цикл.

— Вы сказали, что у нас разорвались контакты с Международным союзом биатлонистов, с другими странами, соответственно, прервался всякий обмен информацией и методиками. Насколько, по вашей оценке, сильно теперь отстает наш биатлон от норвежского, французского,  шведского?

— Сильно отстали. Методики сейчас совсем другие, скоростные качества другие. Понятно, что есть базовые принципы функциональной подготовки, стрелковой подготовки. Но мы не можем подвести спортсмена к старту. В этом году, например, мы провалили чемпионат Европы. Почему? Потому что в резервной команде у нас тренируются спортсмены, только вдумайтесь (!), старше 30 лет. И они выступают на чемпионах Европы. Хотя там должны бегать 20-летние. А мы этих ребят искусственно оставляем дома. Ко мне были претензии, что я вытаскиваю молодых спортсменов. Так от тех, кто старше, но попадает в основной состав, уже никакого толка все равно не будет! Надо брать быстрых молодых ребят, научить их бегать и стрелять. Есть еще такая проблема: наш тренерский штаб работает на юниорском уровне только для результата на юниорском. Надо обязательно обыграть всех на юниорских чемпионатах, показать чудо-результат, выжать из спортсмена все, что только можно. Отчитаться в министерстве спорта, что все у нас прекрасно. Посмотрите на Игоря Малиновского. Пятикратный чемпион мира на юниорском уровне! Но его соперники через 2-3 года становятся взрослыми чемпионами, а он — 93-й. И все, таких ребят уже нет, мы их теряем. Настолько из них выжали все соки. Кто пошел дальше добиваться результатов? Практически никто, кроме Халили.

«Обвинения в адрес Бессерберга? Все так и есть»

— Раз уж зашла речь про международный биатлон, в двух словах скажите, как вы относитесь к обвинениям в адрес Бессеберга и происходящему сейчас в IBU?

— Так а что там? Мы все это знали и все это видели. Все так и есть.

— Недавно появились письма от представителей норвежской федерации, что Бессерберга оклеветали, что он всей душой боролся за международный биатлон, а с ним расправляются люди из WADA.

— Каждый по-разному борется за биатлон. Люди из WADA работают уже по хвостам. А все, кто живет в России, понимают, как все было и на каком уровне все происходило. Просто мы об этом не можем говорить и не будем.

МК-Спорт

Понравилась статья? Поделись с друзьями: