Мужская сборная России выразила недоверие старшему тренеру Александру Касперовичу

23 марта 2015 года

Вчера во время трансляции гонки преследования комментатор «России-2» Дмитрий Губерниев сообщил, что в мужской команде разгорается конфликт между старшим тренером Александром Касперовичем и спортсменами. Чуть позже прямо в микст-зоне Дмитрий Малышко заявил журналистам, что сезон провален, и не исключил, что к следующему сезону он будет готовиться самостоятельно. Сегодня после масс-старта на ту же тему ещё более жёстко высказались Тимофей Лапшин и Евгений Гараничев.

– Тренироваться дальше я буду уже не с Касперовичем, скорее всего, уйдем к другому тренеру с Димой Малышко и другими ребятами. Пока неизвестно, с кем будем работать дальше, но у нас еще есть время, чтобы решить. Мы сделали выводы по итогам всего сезона, и я могу сказать, что мне некомфортно тренироваться с Александром Владимировичем. Методика не подходит. Пытались разговаривать с Касперовичем, но он сказал, что никого не держит, и мы можем сами выбирать, с кем тренироваться, — цитирует Гараничева «Спорт-Экспресс». 

В этом сезоне у Евгения Гараничева 3 личных подиума КМ, лучший результат на чемпионате мира — 6 место, а в общем зачёте КМ он 7. Для сравнения в прошлом году в тотале он был 26, хотя и имел олимпийскую бронзу в индивидуальной гонке.

Дмитрий Малышко по сравнению с позапрошлым годом заметно сдал, а вот прошлогодние его результаты сопоставимы с нынешними. В сезоне 2011-12 он был в общем зачёте 8 (для сравнения, Антон Шипулин закончил тот сезон 9), за сезон Малышко имел 4 призовых места на этапах Кубка мира, в том числе две победы. В личных гонках чемпионата мира он был 4 и 5. Казалось, у Малышко все шансы Антона затмить, или как минимум, на равных с ним бороться. Но олимпийский сезон принёс только четвёртые места в личных гонках КМ и 11 место в тотале, а в этом году, несмотря на призовое место в оберхофском масс-старте, Дмитрий Малышко заканчивает сезон 31.

Так что же произошло между спортсменами и Касперовичем? Наиболее точно, на мой взгляд, охарактеризовал ситуацию с конфликтом Евгений Слюсаренко на «Чемпионате», обратимся к нему:

- Ситуация такая: президенту СБР Александру Кравцову написали письмо. Подписано было оно пятью биатлонистами мужской сборной. На этапе в Ханты-Мансийске они уже пообщались лично. В письме выражается недоверие Александру Касперовичу. Но есть и конструктив: в качестве варианта на смену Касперовичу называется тренер, которого все знают, но фамилию которого не рекомендуется произносить вслух (скажем тем не менее, что это Валерий Польховский, и многие именно его считают источником очередного биатлонного конфликта — skisport.ru).

Президент СБР Александр Кравцов высказался на этот счёт лаконично и сдержано: всё под контролем, тренерский совет соберётся 31 марта в Тюмени, там и будут приняты все решения.

В такой ситуации нет ничего нового. Собственно, так бывает всегда, когда результат не оправдывает ожиданий не одного спортсмена, а всей команды. Именно это мы наблюдаем сейчас в мужской сборной и, несмотря на сомнительную презентабельность конфликта (а конфликты редко бывают красивыми), спортсменов вполне можно понять. Команда зрелых, опытных атлетов, имеющих призовые места на мировом уровне и олимпийские медали, естественно, хочет прогрессировать и выходить в каждой гонке бороться за победу. Под руководством Александра Касперовича (а руководит он командой ровно год) сборная выиграла на чемпионате мира одну медаль – серебряную. Ее завоевал Антон Шипулин, который тренировался отдельно от сборной, со своим личным тренером Андреем  Крючковым.

С подобной ситуации началось в 2006 году моё знакомство с биатлоном: после Турина мужская сборная (Рожков, Ростовцев, Круглов, Черезов) наотрез отказалась продолжать работу с Николаем Савиновым и Евгением Колокольниковым, и тогда в команду пришёл Владимир Аликин. Потом тренеры ещё не раз менялись: в 2010 пришёл Ткаченко,  его сменил Гербулов и потом Лопухов. Но суть остается неизменной с советских времён: министерство спорта и СБР сами, либо с помощью тренерского совета назначают тренеров, а потом, в зависимости от результатов, их награждают или увольняют. Или сначала одно, потом другое. Иногда их к этому подталкивает недовольство спортсменов и возникающие конфликты.

Есть ли другие варианты? Есть. Все мы видели работу децентрализованных групп в лыжах и биатлоне — работу вполне успешную. На чемпионате мира по биатлону в этом году медали завоевали исключительно спортсмены, тренировавшиеся вне основных составов своих сборных: Антон Шипулин и Екатерина Юрлова. И на их примере хорошо видны возможные подводные камни этого варианта подготовки.

Прежде всего — это система отбора. Централизованная подготовка в основном составе для большинства спортсменов означает путевку на международные старты как минимум на декабрь следующего сезона. Сможет ли СБР предложить альтернативу и хватит ли у спортсменов храбрости уйти в децентрализованные группы, если дорога назад не будет им гарантирована?

Второе — финансы. Разрешая самоподготовку, но сохраняя при этом бюджетное финансирование, президент СБР берёт ответственность за результат на себя. А готовы ли к этому спортсмены? Ведь когда человек вкладывается в процесс сам, организационно и финансово, мотивация у него одна, а на всём готовом — совсем другая. Сейчас спортсменов подогревает с одной стороны, неудача в сезоне, с другой — пример успешной работы Антона Шипулина. Но хватит ли этого для работы с полной отдачей на протяжении тяжёлых летних месяцев, когда придётся параллельно с тренировками заниматься ещё и организацией всего этого, с оружием, с переездами? Не получится ли так, что деньги группам выделят, а спортсмены не захотят или не смогут их нормально отработать? Опять же, когда платишь сам (находишь спонсоров, привлекаешь регион) всё понятно: ты рискуешь не попасть в команду и всё потерять, поэтому работаешь добросовестно. Не вышло — сам виноват и сам в пролёте. А когда платит государство, всё иначе, из списка мотивирующих факторов исчезают вложения, остаются только спортивные амбиции. Хорошо, что у Шипулина их оказалось достаточно, и тренер ему подошёл, и результат пришёл сразу. А вспомните, сколько было в мае прошлого года разговоров, что Шипулин и Волков «словили звезду» и их самоподготовка — это фортель, который обоих погубит? И ведь это могло произойти. Если спортсмен знает, что в случае неудачи на самоподготовке он точно также, как сейчас на централизованной подготовке, сможет сказать: «Извините, не получилось, верните меня обратно в команду» — это фактор риска. В частном случае с Шипулиным попадание в команду на декабрьские этапы не обсуждалось, как и финансирование. Но едва ли возможно предоставить такие условия всем, и эти вопросы непременно встанут при формировании подобной группы.

С другой стороны, противоположный подход, выраженный Александром Тихоновым на его сайте: «Спортсмен — это солдат, и всех недовольных надо выгнать из команды и лишить финансирования», - представляется явно устаревшим. Спортсмен уровня Малышко и Гараничева — не солдат и не робот, он должен иметь возможность участвовать в собственном тренировочном процессе как активная сила. Это оправданно как для спортсмена, строящего свою спортивную судьбу, так и для команды, куда уже не поставляются, как во времена Тихонова, неисчерпаемые потоки «пушечного мяса» в расчете на то, что хотя бы одному из сотни тренерская методика подойдёт, а большего и не требуется, отработанный материал никого не интересует. Кроме того «выгнал бы» — куда? Тихонов говорит, на самофинансирование. Отлично, но при этом обходится ключевой момент критериев отбора: уйти можно, а как попадать потом в команду? Хорошо, если получится, как у Максима Максимова на ЧМ-2011 или Екатерины Юрловой в 2015. А если нет? Ведь общего для всех механизма у нас в принципе не  существует.

И выбор для президента СБР сейчас даже не в том, уволить или оставить Александра Касперовича на посту старшего тренера. Это — выбор между двумя системами подготовки. Оставить централизованный вариант в качестве привилегированного, или дать равные возможности всем желающим искать и создавать команды и группы подготовки, обеспечив им финансирование в зависимости от регалий, а потом возможность отбираться в команду? Понимают ли сейчас условный Малышко или Лапшин, что, уходя из команды, они должны будут лишиться гарантированного участия в Кубке мира в декабре? Готов ли СБР гарантировать им при этом возможности отобраться наравне с теми, кто останется? Мы знаем много примеров успешной работы спортсменов вне команд, в том числе и российских. По большей части это звёздные спортсмены, способные ставить перед собой максимальные задачи и готовые их решать. Созрела ли для этого наша мужская сборная? Способны ли переварить такие перемены федерация и министерство спорта?

Всё это гораздо интереснее разборок, кто прав, а кто виноват в очередном конфликте спортсменов и тренера, в котором правых и виноватых по определению нет. Просто здесь возникло "узкое место", когда старая система уже не отвечает современным условиям, а новую только предстоит создать. И если она заработает, то конфликты с одинаковым сценарием и разными действующими лицами не нужно будет каждый раз решать — они исчезнут  сами.

Автор: Елена Копылова

skisport.ru

Понравилась статья? Поделись с друзьями: