Какие обязанности? О новой роли Зайцевой в русском биатлоне

31 января 2015 года

Вячеслав Самбур и Павел Копачев – о том, как понимать назначение двукратной олимпийской чемпионки на должность, без которой команда жила почти 3 года.

За восемь с лишним месяцев, что Александр Кравцов управляет Союзом биатлонистов России, так и не удалось понять, кого ему хочется видеть на позиции главного тренера.

В мае, только что избранному, ему был нужен методист с опытом и знаниями (а). В октябре требования к кандидатам чуть изменились: разыскивался уже специалист-организатор (б), но тоже лучше с методическим навыком. В ноябре, когда все разумные сроки были сорваны, Кравцов пообещал поставить управленца (в).

К концу января в сборной, наконец, появился даже не главный тренер, а исполняющий обязанности – Ольга Зайцева.

К слову, команда жила без главного тренера с лета 2012-го. Последний, кто порулил на этой, мягко говоря, неоднозначной должности – Валерий Польховский. После него был Виктор Майгуров, которого называли то «спортивным директором», то «вице-президентом по спорту».

То есть, главный тренер вроде бы по штатному расписанию ЦСП в каждом виде спорта нужен. Но для чего, когда есть старшие и другие должности, дублирующие функции главного? Долго думали Прохоров с Кущенко, теперь вот Кравцов...

В чем роль Зайцевой?

Она начнет работу не сразу, а по окончании сезона, так что необходимости прямо сегодня объявлять о ее назначении, в общем, не было. Но объявили, вполне в духе нового СБР снабдив канцелярской приставкой: исполняющая обязанности. Сама формулировка обычно подразумевает  форс-мажор.

Скажем, Владимир Барнашов, будучи главным, начал исполнять обязанности старшего тренера женщин с третьего этапа эстафеты на ЧМ-2011 и до конца сезона. Тогда было экстренное решение – убрали Анатолия Хованцева. Что такого пожарного случилось сегодня?

И что это за обязанности, которые Зайцева будет исполнять? По идее, какие-то обязанности у нее должны быть... Но какие?

И Кравцов, и она сама главную тему, по сути, обошли, а оттого назначение сейчас воспринимается больше как декоративное. Просто красивый, торжественный, немного пафосный жест – по-быстрому определили место для заслуженного человека.

Нужен ли сборной главный тренер?

Раз уж теперь главный тренер определен: как он будет взаимодействовать с другими руководящими лицами?

Со старшими тренерами – допустим, понятно. Кроме них, в сборной есть вице-президент по спорту и председатель тренерского совета Владимир Барнашов, есть исполнительный директор Сергей Костин, есть руководитель сервис-бригады Александр Воронин и есть, как же без него, куратор сборной Александр Тихонов. А еще есть (или вот-вот появится) Совет ветеранов, который, несмотря на очерченные функции, вряд ли останется в стороне от дел сборной.

Не рано ли?

В спортивном опыте Зайцевой сомнений нет – тут с рекордсменкой страны по числу биатлонных гонок, побед и подиумов соревноваться не может никто. Другое дело, что еще 10 месяцев назад Ольга выступала, нуждаясь и в психологической поддержке, и в методической подсказке, и в комфортной  организации.

Теперь хотя бы что-то из этого ей нужно обеспечивать самой, и не где-то в регионе, как условные Максимов с Ахатовой, а в сборной. Дай бог, если поможет разрекламированный «план вхождения в должность».

В топ-командах такое невозможно: начать с резервов, групп или ассистирующей работы – еще да, но никакое имя не гарантирует пропуска на руководящую должность в команде.

Марк Кирхнер несколько лет мотался по немецким молодежкам, прежде чем его подпустили к взрослому мужскому составу. Рикко Гросса не брали в женскую сборную, пока он не показал корочки тренера из Кельнского университета. И таких примеров полно: Экхофф, Йелланд, Пуаре, который долго работал с норвежским резервом.

Зайцеву забрали почти с лыжни. Ну, или из дома, где она помогала учить уроки сыну.

Авторы: Вячеслав Самбур, Павел Копачев

Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов

sports.ru

Понравилась статья? Поделись с друзьями: